Новость на тему : О толерантности


На сегодняшний день в России стало модно видеть в таком принципе либерализма как толерантность в лучшем случае западную причуду (все у них хорошо, вот они и с жиру бесятся), а в худшем случае – опасную болезнь с летальным исходом, от которой нужно срочно искать лекарство. С моей же точки зрения, подобное отношение – результат невежества и лени, что я и постараюсь продемонстрировать.

Недавно я оказался в ситуации, в которой без сомнения бывали многие из Вас. Я был в своей комнате за компьютером, мой отец в это время завтракал на кухне. Вдруг в соединяющем эти две комнаты коридоре что-то упало. Как Вы думаете, какой первый вопрос задал мне отец? Правильно! – «Что ты уронил?». Я вспылил. Однако далеко не сразу смог дать себе отчет в причинах своего возмущения, а, между тем, они лежат на поверхности.

Я не придал значения тому, что первым его вопросом был вопрос о том, что упало, а не о том, в порядке ли я. Нет, я злился потому, что он даже мысли не допускал о том, что я могу не иметь никакого отношения к произошедшему. Он априори предполагал, что в случившемся есть доля моей вины.

Самое обидное в данной ситуации в том, что мой отец не понимает, что скрытое осуждение, содержащееся в легкомысленно брошенной им фразе, могло меня как-то задеть или обидеть. Это заставило меня задуматься, как часто мы (в том числе и я) осуждаем, как часто мы проявляем нетерпимость по отношению к другим людям, даже не замечая этого!

Когда речь заходит о либерализме и его принципах, люди в первую очередь думают о равенстве и свободе. Если же они вспоминают о таком принципе, как толерантность, то делают это исключительно в контексте отношения к разнообразным меньшинствам. Подобное отношение не совсем корректно, ведь именно принцип толерантности стоит у истоков либерализма. Чтобы понять, почему это так, нужно вспомнить историю происхождения самого принципа.

Прекурсором современной концепции толерантности можно считать такое древнегреческое слово как «адиафора» (https://en.wikipedia.org/wiki/Adiaphora), которое можно условно перевести как «безразличные / не имеющие значения вещи». В философии Стоиков оно использовалось для обозначения вещей за пределами морали, то есть таких, о которых нельзя судить – сказать, хорошие они или плохие. В христианстве данным термином окрестили то, что не имеет значения для веры, то есть не препятствуют, но и не помогают делу спасения.

В XVI веке в Европе данное понятие получило дальнейшее развитие в работах реформаторов. Они доказывали, что, если определенные сферы человеческого поведения являются безразличными, с точки зрения Бога/морали, то и законодатель не должен пытаться их урегулировать, тем самым осуждая одни модели поведения и превознося другие. Именно эта идея и породила в дальнейшем принципы толерантности (воздержание/отказ от суждения других людей) и свободы (воздержание/запрет на вмешательство в дела других людей).

Однако если идеалы свободы можно (и нужно!) воплощать институциональными средствами (созданием комиссий, принятием законов ит.п.), то с принципом толерантности несколько сложнее. Он требует от каждого из нас всегда думать о том, что, как и кому мы говорим, попытаться посмотреть на ситуацию глазами другого человека, чтобы вопреки нашим намерениям в наши мысли, слова и поступки ненароком, вопреки нашим намерениям не прокралось осуждение.

А потому тот, кто по невежеству или же лени не желает ежеминутно, ежечасно, ежедневно работать над собой, никогда не поймет, почему от него и его страны отворачиваются другие люди и страны.

Похожие статьи

Популярное

Эволюционные императивы
Эволюционные императивы
Место правильному питанию - на свалке истории!